О книгах. Выпуск №3. Нет переводам!


1   Святослав ЛогиновМногорукий бог Далайна

   Эта книга – о возникновении и разрушении далайна – мира, который создал Творец, старик Тэнгэр, уставший от вековой борьбы с многоруким порождением бездны Рроол-Гуем, ненавидящим все живое. Он решил сотворить мир специально для Многорукого – просто для того, чтоб тот не мешал ему думать о вечном. В этом мире, созданном по меркам дьявола и для обитания дьявола,человек, созданный по образу и подобию Божьему, изначально дьяволу в жертву обречен. Но по воле Тэнгара раз в поколение в далайне рождается человек, который в силах изменить его так, что в нем не будет места самому Многорукому. Никому это не удавалось, пока не появился Шооран…
   Хорошо написанное, хорошо читающееся фэнтези. Не увидел я в нем никаких особенно выдающихся идей или находок, но это и не вопиющая пустота, впрочем как раз пустоты от Логинова ждать не приходится – к счастью. Приятно было прочитать, но перечитывать не стану никогда. Незачем.

 

2   Александр Гаррос, Алексей ЕвдокимовФактор фуры

   Юрия Касимова, невысокого полета провинциального российского предпринимателя, «кидает» его собственный друг и партнер. Оставшись без бизнеса, но зато с большими проблемами с местными авторитетами, он подряжается участвовать в странном научном эксперименте. В ходе этого эксперимента он должен за счет некого загадочного европейского фонда в течение месяца путешествовать по Европе и отсылать по электронной почте отчеты об увиденных в пути странностях. Путешествие, поначалу представлявшееся чем-то вроде бесплатной турпоездки, на поверку оказалось полным смертельных опасностей трипом, с чередой загадочных убийств, разборками организованной преступности с международными спецслужбами и мировыми заговорами с участием отставных звезд Голливуда.

Путь из страны в страну, который в соответствии с условиями эксперимента должен был быть спонтанным, выглядит кем-то направляемым. Удивительные события маскируются под проделки чьей-то дьявольски злокозненной воли. Однако на поверку весь этот криминально-конспиролигическо-приключенческий винегрет оказывается результатом череды почти неправдоподобных случайностей и совпадений.

   Возможно проблема в том, что тайну названия я разгадал практически в самом начале, и мне все, в общем и целом, было понятно… Может еще в чем-нибудь. Пофиг на самом деле. Лично у меня сложилось впечатление, что “Фактор фуры” – это спекуляция на манере, стиле, которым была написана “Серая слизь”. Здесь также как и там присутствуют факты жизни, на которые большая часть людей предпочитает закрывать глаза, также как и там, здесь есть концепция происходящего… Но вот концепция эта нарочито пуста, и наверное от этой нарочитости остается к концу ощущение какой-то мути и колоссальной бессмысленности. Конечно, здесь бессмысленность возведена в некий принцип и сюжетный ход, но это, повторюсь, всего лишь спекуляция… Налицо попытка выехать засчет уже наработанных балов, не создавая ничего принципиально нового. Попытка тупиковая. Жаль.

 

3   Василий АксеновНовый сладостный стиль

   Главный герой книги – театральный режиссер, актер и бард Александр Корбах, в котором угадываются черты Андрея Тарковского, Владимира Высоцкого и самого автора, в начале восьмидесятых годов изгнан из Советского Союза и вынужден скитаться по Америке, где на его долю выпадают обычные для эмигранта испытания – незнание языка, безденежье, поиски работы. Эмигрантская жизнь сталкивает его со многими людьми, возносит к успеху и бросает в бездну неудач, мотает по всему свету.
   Собственно, описывать сюжет этой книги для меня почему-то очень мучительно, даже одно это предложение далось в некоторых корчах, пусть и мысленных. И не в том дело, что сюжет неважен, а в том, что мысль изреченная есть ложь, в такие вот моменты это особенно остро понимается. Ложь – потому что нет слов, способных вкратце передать все, что Аксенов в этом романе наворотил, а если не вкратце, то надо весь роман от начала до конца переписать. Книга эта потрясающа. Признаться, прочитал я когда-то давно “Остров Крым”, был сильно впечатлен, и считал, что ничего подобного старик Аксеныч уже не напишет, особенно же уверился в этом после тоскливого “Грустного бэйби”. И вдруг оказывается, что сам-то Аксенов об этом ничего не знал, и сдаваться, а тем более умирать, вообще не собирается. Свобода его стиля поражает. Тематика произведений достойна отдельного НИИ. Он стал по-настоящему вольным писателем. Он не зациклен на какой-нибудь одной теме, и эта не-зацикленность дарит ему широйчайшее поле для экспериментов. Let him live!

 

4   Евгений ЛукинС нами бот

   Бот – это такое электронное устройство, которое позволяло двигаться-жить-существовать на автопилоте, одновременно читая, к примеру, книгу, и проводя бизнес-встречу. Второе брал на себя бот, своевременно анализируя текст, произносимый окружающими и реагируя на него адекватными (по его мнению) репликами. Главному герою такой бот (очень дорогое удовольствие) достается случайно, и вскоре с его помощью герой становится чуть ли не гением бизнеса, одновременно сохранив самую свою суть.
   Данная повесть, очень высоко ценимая поклонниками автора и фантастики, представляет собой, на мой взгляд, пример произведения, специально написанного писателем, чтобы донести до читателя какие-то свои мысли. То есть, в данном случае на первом месте не литература, а писательские измышления, теории, гипотезы. Конечно, в истории литературы такие произведения не редкость, в том числе – принадлежащие перу очень именитых и больших писателей (классиков), но те, в отличие от Лукина, еще и потрудились облечь свои мысли в красивую упаковку (именно упаковка чаще всего в таких случаях обладает ценностью, а вовсе не спорное содержание). Лукин же в данном случае забыл о том, что важно не только ЧТО ты пишешь, еще важно и то, КАК ты это пишешь. Здесь автор избрал стиль эдакой снисходительной фамильярности: грубовато, но искренне и, так сказать, прямо. Типа, мы же все свои. Я возможно чересчур чувствителен, но меня это коробило. Возникало ощущение, будто автор считает читателя неспособным понять его мысль, если он не выскажет эту мысль прямо, не завуалированно, не словами второстепенного персонажа, а только его собственными, авторскими словами. Что же касается содержания, то оно вполне правдообразно может объяснить массу социальных феноменов, затронутых в повести. Но это ведь все равно не истина в последней инстанции (впрочем, книга – надо отдать должное – на это и не претендует), так что не надо делать из нее библию.

 

5   Генри Лайон ОлдиПесни Петера Сьлядека

   Это не вполне цельная книга, это сборник повестей\рассказов, которые объеденены общим героем – странствующим музыкантом Петером Сьлядеком. События редко происходят с самим героем, чаще всего он просто выслушивает и запоминает истории, на основании которых иногда слагает песни, баллады, поэмы… Сюжеты разные, и зависят в основном от того, в какой стране находится Сьлядек. В Малороссии, например, он встречает Хому Брута, который стал Вием и т.п.
   Сборник; и это конечно определяет (да и объясняет) неравномерность книги. Но, в принципе, неравномерность только жанровая – некоторые куски вполне можно обозвать повестями, некоторые – рассказами, есть что-то вроде эссе. Уровень мастерства на протяжении примерно один, и – это уже печально – он ниже чем обычно у Олди. Собственно, осталось впечатление, что я зря когда-то давно задал им вопрос “А не слишком ли хитромудро вы пишете?”. Дело было на презентации журнала “Реальность Фантастики” в Киеве, за этот вопрос мне дали полугодовую на него подписку; тогда никакими “Песнями” даже не пахло, и мне кажется в их простоватости есть кусочек моей вины. Ну да видимо ничего не поделаешь.

 

6   Дмитрий ЛипскеровРусское стаккато – британской матери

   Роман московского писателя Дмитрия Липскерова «Русское стаккато — британской матери» сразу после выхода в свет вызвал живейшие споры критиков. Гиперреалистическая атмосфера романа слишком неправдоподобна, герои,взыскующие то ли вечной, то ли плотской любви, в итоге предпочитают лишь смирение и праведность, мировые несовершенства оправдываются красотой и покаянием. Роман населен персонажами страстными и талантливыми — ладожский схимник, гениальный музыкант, английская миллионерша проживают необычную жизнь исовершают нестандартные поступки.
   Все это конечно так – и про героев, и про жизнь, и про поступки… Но вот не знаю. Мне неизвестно, какова эта книга у автора по хронологии, ближе она к сегодняшнему дню или наоборот – ранняя, но я читал до этого некоторые творения автора, и мне показалось, что “Русское стаккато” довольно вторично; но главный минус книги все же не в этом, а в том, что герои по большому счету неприятны, пусть они гениальные музыканты и пр., они несут в себе какой-то изъян, недостаток конструкции, который во-первых, не позволяет им успокоиться и делать свое дело, а во-вторых, не позволят мне как читателю полюбить их. Первое, я думаю – задумка автора; второе – серьезный недостаток книги, потому что читатель должен любить героя книги, будь он убийца или продавец тюльпанов. С другой стороны, я не бросил книгу в самом начале – а ведь у меня возникали такие мысли, но преодолеть их удалось достаточно легко; я продолжил и дочитал до места, на котором книга оборвалась (файл почему-то глючный, поврежденный), и, в принципе, об этом не жалею. Все же неприятный осадок остался.

 

7   Андрей ПлантоновЧевенгур

   Чевенгур — так называется город, где группа коммунистов, вознамерившись совершить мгновенный «прыжок» в коммунизм, организует конец света — «второе пришествие» для местной буржуазии. В результате массового расстрела убиты все жители города. С этого момента, по мнению коммунистов, настает «конец истории» — прежнее остановилось, и наступило блаженное бытие в мире без эксплуатации, в котором единственным работником является солнце. Стремясь населить город новыми людьми, чевенгурцы собирают по степи «пролетариев»— нищих странников. Однако Чевенгурская коммуна гибнет.
   Платонов – очень непростой человек, и очень непростой писатель; это знает всякий, кто хоть раз брал в руки его книги. В основном он специализировался на рассказах; крупных форм у него мало, а “Чевенгур” из них – крупнейшая по объему. И, несмотря на то, что стиль его местами провисал и истончался до почти невидимого состояния (особенно в середине), роман мне кажется очень сильной вещью. И ведь самое страшное – комунна могла выжить, к тому были все предпосылки; система как раз начала работать, когда пришли какие-то бандиты и просто-напросто всех убили. В принципе, так и кончается мир, все правда. Но такой конец оставляет надежду, что однажды все может повториться – с гораздо более хорошим финалом. По-крайней мере так кажется автору. У меня на этот счет свои сомнения.

 

8   Виктор ПелевинEmpire V

   Молодой человек, клюнув на странноватое объявление о возможности изменить свою жизнь, становится вампиром и получает новое имя – Рама, потому что по традиции вампиры носят имена богов. Собственно, они и являются почти богами, ибо, как Рама узнает из курса молодого вампира, человечество было выведено ими когда-то очень давно потому, что они нуждались в носителе более совершенном, нежели тот, которым обладали раньше. И еще много такого узнает бывший Роман, о чем обычному человеку совсем не хочется знать, несмотря на постоянно декларируемую тягу к познанию.
   Свое впечатление об этой книге мне писать тяжело, потому что она сама оказалась для меня тяжелой. Дело вовсе не в манере пелевинского письма, она-то как раз упростилась, язык стал как-то беднее, приближенней к среднему арифметическому русскоговорящего народа. Все кроется конечно же в содержании, в авторской сверхидее, полностью осознав масштаб которой я несколько дней ходил как пыльным мешком стукнутый, и даже сейчас, когда я набираю эти слова, мои пальцы путаются, норовя расчленить отдельные слова на бессмысленные составляющие. Не мной одним – многими – было замечено, что тема “Вампирии” сильно перекликается со знаменитым произведением этого же автора “Generation П”. Я читал его очень давно, в дни, когда мое сознание еще не умело фиксировать и анализировать прочитанное должным образом, поэтому помню только свое тогдашнее впечатление – оно было хорошим. Мне сильно понравилась та книга, думаю, она даже в какой-то степени на меня повлияла. Эта, новая книга, написана легче (я ее одолел за два дня что-ли), и поначалу вызвала во мне море энтузиазма, хотелось читать и читать… Потом хотелось уже поскорей дочитать и забыть. Пелевин кажется мне безумцем. Он не верит ни во что. Это какой-то его пунктик – неверие ни во что. И это страшно; после таких книг не хочется жить – ладно еще я, у меня нервы крепкие, а что если ее прочтет какой-нибудь впечатлительный вьюноша осьмнадцати лет? самоубийство не исключено. Наверно надо благодарить высшие силы, что в наше время мало кто воспринимает литературу близко к сердцу.

 

9   Алексей ИвановЗолото бунта

   Автор погружает читателя в таинственный и завораживающий мир реки Чусовой. Здесь караваны барок, груженных железом, стремительно летят по течению мимосмертельно опасных скал — бойцов. Здесь власть купцов и заводчиков ничто всравнении с могуществом старцев — учителей веры, что правят Рекой из тайных раскольничьих скитов. Здесь даже те, кто носит православный крест, искренне верят в силу вогульских шаманов. Здесь ждет в земле казна Пугачева, золото бунта, клад, который уже четыре года не дастся ни шаманам, ни разбойникам, ни бродягам-пытарям. Клад, который был закопан четырьмя разбойниками братьями Гусевыми. Клад, дорогу к которому знал лишь бесследно пропавший отец молодого сплавщика Остафия Перехода.
   Иванов, как выясняется по прочтении более чем одного произведения (для меня эта книга – его вторая), очень разносторонний и разнообразный писатель. “Золото бунта” ничем не напоминает гениальный роман “Блуда и МУДО”, но вовсе не является по отношению к нему чем-то вторичным или второстепенным; просто это совершенно разные вещи. Они различаются как по стилю, так и по замыслу. В данном случае, главную арию исполнял все же стиль – он необычен, можно сказать – самобытен, и тем самым отвлекает на себя большую часть внимания читателя, который на самом деле такого совершенно не ожидает, и первую как минимум четверть книги находится в состоянии некоторого культурного шока. Сложно написано, сложно читать, приходится прилагать недюжинное усилие для простого понимания. К недостаткам это отнести нельзя, потому что при втором, третьем и так далее прочтениях (я уверен) наслаждаешься уже больше стилем, а не перипетиями сюжета. Сюжет замечательный, отлично драматургически выстроен и продуман. Меня больше всего поразило наличие второй (по смыслу – вообще-то их пять) части. Любой другой писатель остановился бы на обретении главным героем того права, которого он так добивался – права быть сплавщиком, в чем он видел свое предназначени; любой – но не Иванов. Это уникальный ход, по-крайней мере, я раньше с подобным не сталкивался; впрочем, я ведь не все книги в мире перечел, могу и не знать чего-нибудь. Как бы то ни было, вторая смысловая часть изумительна по своей психологической точности и мощи жизненного течения. К прочтению рекомендуется, но нужно быть готовым к преодолению сложностей.

 

10   Людмила УлицкаяДаниэль Штайн, переводчик

   Мудрая старуха, обитающая среди книг и молчания. Озлобленная коммунистка, доживающая свой век в израильском приюте. Сорокалетняя американка — якобы благополучная, но искалеченная воспоминаниями. Немка, ради искупления вины своего народа работающая в христианской общине под Хайфой. Католическая монахиня, ныне православная попадья, нашедшая себя на Святой земле. Израильский радикал, неуравновешенный подросток, грустный араб-христианин, специалист по иудаике. Большая политика и частная жизнь. США, Израиль, Польша, Литва, Россия. А в центре этого разрозненного и всё же отчаянно единого мира — еврей, бывший «крот» в гестапо, бывший партизан, ныне — католический священник. Человек, чья жизнь объясняет, как люди живы до сих пор, как не утопили себя в ненависти и боли.
   Признаться, прочтя эту книгу, я думаю теперь, что зря начал свое знакомство с творчеством Улицкой именно с нее. Здесь мало-мало что можно понять о ее даровании как прозаика, просто потому что прозе отведено процентов пять от всей толщи произведения, остальное – документы, стенограммы аудиозаписей и тому подобные штуки. Но зато на примере этого произведения можно понять, насколько важно для писателя владеть еще и искусством монтажа, а не только слова; и – не знаю как кто, а лично я понял многое, многое узнал. Прекрасная вещь, сильная и местами – страшная, особенно – последняя, пятая (кажется) часть, самая маленькая по объему; она заставляет посмотреть злу прямо в глаза. Это нелегкое испытание, но выдержать его стоит.

 

11   Юз АлешковскийРука (Повествование палача)

   Чекист по кличке Рука (так нарек его однажды сам Сталин – за необычайных размеров и силы руки) добирается наконец до того, за кем так долго охотился – до последнего из череды подлежащих мести. Вдохновляясь знаменитым романом Дюма “Граф Монте-Кристо”, который собственно и толкнул его на путь возмездия, он впервые в жизни говорит то, что думает – и говорит много.
   Увы, осилил только половину. Слишком много слов, слишком много перечислений. Все достаточно предсказуемо, к тому же я теряюсь в толще текста; меня это угнетает. По сути книга представляет собой длиннейший монолог, авторский способ изложить свои мысли и идеи. Однако мне кажется, что почитать ее – пусть не до конца, пусть немного – все же стоит, потому что эта книга безаппеляционна и совершенно четко расставляет все по местам. Автор настолько полно и искренне ненавидит коммунистов (да и вообще власть предержащих – коммунисты просто для него ближайший пример), что поневоле собственное отношение читателя к окружающей его действительности тоже дисцилируется; я по-крайней мере полностью и окончательно осознал, что ненавижу эту лживую псевдодемократию, которую насаждают и прославляют повсеместно. Ненавижу и хочу с ней бороться.
Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: